Что известно о марке «Руссо-Балт»

Думаете, что российский автопром начался после Первой мировой войны с копирования зарубежных аналогов? Как бы не так! В свое время эти автомобили удивляли мир надежностью и ходовыми качествами. Знакомьтесь – первая массовая модель марки «Руссо-Балт» С 24/30! Сегодня мы расскажем ее историю.

Что известно о марке «Руссо-Балт»

При чем тут паровозы?

Все началось с Русско-Балтийского вагонного завода (РБВЗ), который, будучи акционерным обществом, к концу первого десятилетия ХХ века оказался в тяжелом финансовом положении. Однако за долгие годы своей деятельности предприятие, основанное аж в 1869-м, обросло множественными партнерскими связями по всей Европе, среди которых выделялась бельгийская компания Fondu. Изначально она также специализировалась на выпуске оборудования для железнодорожных составов, но к 1906 году была перепрофилирована под производство нового перспективного транспортного средства, то есть автомобиля.

Помимо Шарля Фондю, который являлся прямым наследником основателя марки, в Fondu работал талантливый инженер Жюльен Поттера, участвовавший во всех ранних разработках бельгийских автомобилей. В 1908 году этот молодой человек в возрасте всего 26 лет возглавил инженерный отдел новообразованного предприятия по выпуску автомобилей «Русско-Балтийский». Название бренда вскоре сократилось до более привычного «Руссо-Балт» благодаря французскому сокращению Russo-Baltique.

Уже через год ворота РБВЗ покинула первая партия автомобилей, собранных сотрудниками предприятия. Модель с индексом С 24/30, означающим расчетную и максимальную мощности, не являлась пионером среди авторских транспортных средств царской России, зато была первым серийным авто. Именно «Руссо-Балты» изготавливались однотипными партиями в несколько десятков единиц. Кроме того, эти автомобили собирали полностью из российских комплектующих по принципу полного цикла, а не отправляли куда-то на подсборку. То есть поздние версии С 24/30 вполне можно назвать аутентичными.

Иностранный опыт

Поскольку у «Руссо-Балта» не было никакого опыта в производстве автомобилей, директор предприятия вполне обоснованно предложил дать иностранцу Поттера карт-бланш на развитие авторских разработок. В этом бельгийцу помогали два русских конструктора, недавние выпускники Харьковского технологического института Дмитрий Бондарев и Иван Фрязиновский.

Так, первая модель «Руссо-Балт» С 24/30 была основана на конструкции Fondu CF 24/30 – автомобиля, созданного Жюльеном Поттера в 1907 году. К примеру, шасси российского авто почти полностью копировало бельгийское и включало в себя карданную передачу, полуоси разной длины и третью поперечную рессору сзади, улучшавшую плавность хода на плохой дороге.

Что касается двигателя, то у «Руссо-Балта» он мало чем отличался от большинства решений, используемых в то время. Это был четырехцилиндровый силовой агрегат, состоявший из двух блоков. При рабочем объеме 4,5 л (105×130 мм) мотор развивал мощность 30 л.с. при 1200 об/мин. К слову, он почти полностью копировал бельгийский аналог с поправкой на возможности РБВЗ – карбюратор, например, здесь был другой.

Позже двигатель модели был дважды модернизирован. Первый раз благодаря установке карбюратора Zenith вместо собственного удалось повысить мощность до 35 л.с. при 1200 об/мин. В 1913 году «Руссо-Балт» С 24/40 научился развивать все 40 л.с. при 1500 об/мин. Тогда же на смену 3-ступенчатой коробке передач пришла 4-ступенчатая. Если вам кажется, что подобные показатели ничтожны, для сравнения приведем возможности ряда моделей, считавшихся в свое время передовыми: Ford Model T – 20 л.с., Cadillac Model 30 Touring – 30 л.с., Chevrolet Classic Six – 40 л.с.

Шасси «Руссо-Балтов» серии С несколько раз модернизировали. На модели С 24/40 была изменена рама, задний мост сделали симметричным. Но заднюю дополнительную поперечную рессору даже на поздних модификациях автомобиля все же сохранили.

Автомобиль-рекордсмен

Самым престижным и знаковым событием в техническом мире начала ХХ века являлись автопробеги. Причем во главу угла ставились не скоростные характеристики участников, а их запас прочности и ремонтопригодность в полевых условиях. Это была своего рода демонстрация силы и внутреннего потенциала, повышающая репутацию среди конкурентов и, как следствие, уровень продаж.

В свой первый автопробег «Руссо-Балт» С 24/30 отправился вскоре после начала серийного выпуска, то есть в августе 1909 года. Из 19 машин, вышедших на старт маршрута Санкт-Петербург – Рига – Санкт-Петербург, до финиша добралось всего 8 автомобилей, то есть меньше половины. И только один из них прошел всю дистанцию длиной 1177 км в одну сторону всего за 8 часов, не заработав ни единого штрафного очка.

В 1912 году экипаж аналогичной машины в составе известного российского гонщика и автожурналиста Андрея Нагеля и штурмана Вадима Михайлова первым из 87 участников прошел дистанцию ралли Санкт-Петербург – Монако, получив сразу несколько главных призов. Кстати, за успех в ралли Монте-Карло и создание благоприятного имиджа российских автомобилей за рубежом император Николай II наградил Андрея Нагеля орденом Святой Анны 3-й степени. Кроме того, в 1913 году на автомобиле «Руссо-Балт» С 24/30 был совершен международный автопробег протяженностью более 15.000 км по дорогам Западной Европы и Северной Африки. А еще указанная модель стала первым в мире автомобилем, добравшимся до вершины Везувия. В то же время произошел знаменитый курьез, когда «Руссо-Балт», водитель которого не справился с управлением, на полном ходу врезался в избу и… развалил ее. Сам автомобиль при этом отделался незначительными повреждениями, а гонщик и вовсе не пострадал.

Все имеет свою цену

Невзирая на прицельное копирование бельгийской модели и высокую степень оснащения автомобилей оборудованием, заказываемым у европейских производителей, преображение марки «Руссо-Балт» в самостоятельного производителя шло высокими темпами. К 1909 году сборочная линия предприятия была перевезена в Санкт-Петербург, где РБВЗ выкупил «Экипажную фабрику Фрезе и К», после чего стал доступен выпуск широкой кузовной гаммы: торпедо, фаэтонов и дубль-фаэтонов, лимузинов, ландо и др.

Чтобы снизить импорт необходимых комплектующих до минимума, на РБВЗ было решено самостоятельно освоить выпуск всей номенклатуры деталей, от радиаторов до спидометров. Для этого пришлось строить новые цеха, закупать дополнительные станки и оборудование, что и было сделано. За счет ориентированного на конкретные задачи развития производства в короткие сроки удалось наладить конвейерную сборку машин, выпуская детали с допусками в сотые доли миллиметра, взаимозаменяемость которых у авто одной производственной партии была стопроцентной. К сожалению, все это отражалось на конечной стоимости автомобилей «Руссо-Балт».

К примеру, самый недорогой из рижских автомобилей – облегченная модель К 12/20 – стоил 5500 рублей, тогда как импортные аналоги от Renault и Opel были на 500 рублей дешевле. А наиболее популярная и технологичная модель «Руссо-Балт» С 24/30 тянула аж 7500 рублей и была сопоставима с Rolls-Royce Silver Ghost первой генерации.

Несмотря на это, автомобильное производство РБВЗ держалось на плаву за счет так называемых «казенных» заказов. Машины «Руссо-Балт» высоко ценились российскими военными. Модели С 24/30 и К 12/20 использовались в качестве курьерских и штабных экипажей. Причем их конструкция допускала высокую степень целевых модификаций. К примеру, в 1913 году была изготовлена первая машина с полугусеничным движителем французского же изобретателя А.Кегресса, трудившегося тогда в царской России. Предназначенная для эксплуатации зимой, эта машина оснащалась лыжами и резиновыми гусеницами с металлическими гребнями.

***

Невзирая на хороши перспективы РБВЗ, развитие автомобильной промышленности в России сдерживалось низкой платежеспособностью населения, а также стремительными геополитическими сдвигами. В 1915 году, когда началась Первая мировая война, производство было эвакуировано по частям в Петроград, Тверь и Москву. Последние автомобили собирали в Петрограде примерно до 1918 года. Всего было изготовлено немногим больше 600 единиц «Руссо-Балтов», из них больше половины – легендарной серии С. Так, модернизированный «Руссо-Балт» С 24/40 под именем Промбронь в 1922 году стал первым автомобилем Советской России.

Сегодня единственный уцелевший автомобиль экспонируется в Московском политехническом музее. Модель К 12/20 выпуска 1911 года с шасси №73 когда-то была заказана воздухоплавательной школой из Твери. Еще один экземпляр, выставленный в качестве экспоната в Рижском мотормузее, представляет собой пожарную машину «Руссо-Балт» Д 24/40, собранную из оригинальных частей двух разных моделей.

08.02.2023

О чем еще вы бы хотели прочитать на Bamper.by? Задайте свой вопрос!

13 008 807
Запчастей
48 058
Шин
36072
Продавцов